Новости

все новостиИнтервью

Евгений Попихин: я всегда говорю, ты должен быть фанатом хоккея, тогда все будет возможно

Евгения Попихина по праву можно считать самым именитым и опытным наставником этого сезона Высшей лиги. В большом интервью пресс-службе ВХЛ главный тренер «СКА-Невы» рассказал, чему за год в ВХЛ научился он и его подопечные, признался, что его безгранично радует в «Хоккейном городе», и вспомнил о Сёмине, Малкине и Алексее Черепанове.

«ЕСЛИ ВИДИШЬ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ, ТВОЯ ЗАДАЧА ЕЁ СОХРАНИТЬ»

– Евгений Николаевич, вы ведь впервые за вашу богатую карьеру столкнулись с опытом работы с командой, которая настолько сильно ориентирована на молодежь?

– Да это нормально. Если брать по всему регулярному сезону, то мы давали возможность играть ребятам из МХЛ, была большая ротация. Но я считаю, что это нормальное явление. Мы дали ребятам почувствовать Высшую лигу. Плюс конкуренция. У ребят еще не так сформирована психология: они могут сыграть 2-3-4 игры, и потом молодых людей немножко начинает «нести». Поэтому необходима такая ротация. Ориентация на молодежь – это направление клуба. И оно правильное, оно дает результат. Нужна хорошая молодежь, ну а это в свою очередь достигается только через труд, через игры. Высшая лига для этих ребят – это хороший трамплин.

– Пришлось ли в этой связи вам делать какие-то корректировки в уже наработанных за долгие годы принципах работы? Что-то адаптировать под молодежную психологию?

– Да не сказал бы. Здесь, возможно, приходится побольше объяснять ребятам. Индивидуальнее беседы проводить. Потому что, повторюсь, психика еще не состоявшаяся. Ну а в целом… Ребята уже были обучены до меня, имеют хорошую базу и хотят трудиться. До меня здесь работал Пётр Ильич Воробьев, он привил этой команде дисциплину. Благодаря этому игроки понимают, что такое работа. И они хотят работать, потому что знают, что через неё можно достичь многого. Вот это самое главное.

– Чего больше в тренере такой команды: наставника или отца?
– Всё вместе. Всё-таки ты должен понимать, с кем работаешь. Что это не зрелые мастера, а молодые ребята. С ними надо где-то пожёстче, где-то наоборот. Это интересная работа.

– К слову, о Петре Ильиче. Когда в начале сезона мы с вами успели немного пообщаться, вы почеркнули, что находитесь в плотном контакте с ним…
– Он и сейчас с нами! До сих пор после каждой игры у нас идёт обсуждение. И по её итогам, и по составу. Он всё время здесь, в «Хоккейном городе», всегда в рабочем процессе с нами. Хорошие подсказки дает, полезные замечания делает – спасибо ему большое. Чувствуется, что он сердцем с этой командой. И ребята это чувствуют, и тренерский штаб. Это здорово.

– Сильно ли вы по итогу модернизировали его схему, которая легла в фундамент этой команды?
– Изменений не так много. Потому что ломать хорошее ни к чему. Тем более, ребята уже приучены. Может быть, где-то в агрессивности добавили, в атаке. А так в основе у нас всё то, что заложил Петр Ильич. И оно работает.

– Не открыли ли для себя что-то новое за этот год? То, о чем до этого никогда не подозревали, работая с командами другого уровня, склада и концепций?
– Я считаю, что ты учишься всегда. В любом случае. Ты играешь в хоккей, потом тренером работаешь. И всё это время хоккей – это игра, которая каждый год приносит радость и всё время заставляет тебя работать.

Весь хоккей, во-первых, сейчас стал очень быстрый. И с каждым годом он продолжает становиться всё быстрее и быстрее, если замечали. Интенсивность очень высокая. И когда работаешь с молодыми ребятами, то ты их можешь направлять на эту интенсивность. Когда же ты работаешь со взрослыми, у тебя есть игроки, которые уже не настолько быстры, но тебе нужно с этим как-то идти вперёд. А здесь – ребята, которые быстры и голодны, и ты проповедуешь этот интенсивный быстрый хоккей, видишь, что он даёт результат.

Игра стала ещё более контактной. Очень много борьбы. И в ней ты должен находить шайбу, сохранять её и забивать. Ввиду этого мы учим игроков не выключаться, потому что на льду хоккеист не имеет права взять себе отдых, паузу. Он должен играть или в атаке, или в обороне – всё время находиться в работе. Если ты прохлаждаешься, что-то не делаешь, значит, ты в неправильный хоккей играешь.

– А не притупляется ли индивидуальность хоккеистов в этой погоне за тенденциями?
– Я бы не сказал. Ты смотришь внимательно за игроком и если видишь в нем креативность, то твоя задача – эту индивидуальность сохранить. Если он умеет, например, обыграть, паузу сделать, забить как-то, сыграв нестандартно – такого хоккеиста, конечно, нужно поддерживать. Но никто не снимал с него работу в обороне. У нас каждый игрок обучен так, что он должен быть двухсторонним. Несмотря на то, кто ты – крайний, центральный – ты должен играть и спереди, и сзади. Оборона – это стандарты, которые ты наигрываешь и тренируешь. В нападении уже у ребят есть возможность где-то себя проявить, показать свой класс, уровень, креатив. Я за этот хоккей.

– То бишь сила в балансе.
– Обязательно. Потому что без оборонительной выучки в первую очередь и сам игрок не будет расти. Он не найдёт места: сейчас нужны именно такие двухсторонние хоккеисты. Ну а если у тебя есть ещё и талант с креативом – ты можешь что-нибудь преподнести.



Евгений Попихин: я всегда говорю, ты должен быть фанатом хоккея, тогда все будет возможно

– Среди игроков и до этого были опытные «наставники» – Рычагов, Гребенщиков, Конозов. Понятно, что их роль важна в этом коллективе. Но вот насколько тянутся молодые ребята к ним?

– Всегда должна быть пара-тройка игроков, на которых могла бы равняться молодежь. Я вот вспоминаю, когда локаут последний был, я смотрел тренировки магнитогорского «Металлурга». И приехал Малкин. Отрабатывает броски после тренировки, а ребята это всё видят. Мозякин, Зарипов, Кулёмин тоже вместе с ним. А потом смотришь – молодняк это перенимает. Если ты не дурак, если правильно воспользуешься таким случаем, то это очень полезный опыт наблюдения. Можешь и на технику броска посмотреть, и то, насколько профессионально эти ребята работают. Так и нашей молодежи есть, чему поучится у более зрелых игроков.

– В командных видах нередко используют институт наставничества. Например, когда Андрей Шевченко только-только приехал в «Милан», его сразу взяли под своё крыло тогдашние легенды клуба. Чуть ли не в семью на время забирали. Настолько близкого отношения в команде всё-таки нет?
– Ну нет, конечно, но это не отменяет того факта, что опытные ребята нужны. Они всегда могут подсказать, повести за собой, это нормальное явление. Это в каждой команде есть.
– Слышал мнение, что через год группа наиболее ярких игроков «Невы» может получить шанс закрепиться в главном СКА. Допустим, это правда. Много ли игроков из нынешнего состава готово быть на уровне хотя бы для начала 3-4 звена клуба КХЛ?
– Думаю, 5-6 игроков точно могут. Другое дело: тебе дадут шанс – ты должен будешь им воспользоваться. Ещё большая группа может подтянуться к этим ребятам в процессе следующего сезона. Это реально. Всё зависит от ребят, ещё раз хочу это подчеркнуть.
– Многих наверняка, как и в этом году, возьмут на летние сборы с основой. Сейчас был 1998 год в основном. Теперь будете 1999 лоббировать?
– Ну это прерогатива руководства все-таки. Они уже посматривают на этот счет за ребятами. Спрашивают нас про них, про того же Галенюка, хотя он 2000-го. Тем более, он дебютировал уже в первой команде. И я думаю, неплохое впечатление оставил. Выступление за главную команду – даже разовое – тоже даёт большой толчок. В этом году ребята и сыграли, и прошли подготовку там. И чувствуется, что подняли уровень свой. Важно, чтобы дальше они не останавливать и продолжали своё развитие, не успокаивались, не теряли импульс. Бывает, в таких случаях немного голова может закружиться от успеха. Вот это они должны стараться миновать, продолжая работать. Ибо впереди у тебя должна быть большая цель.
То же самое я сказал ребятам, которые приехали из Баффало. Да, не выиграли, да, неважно сыграли, но у вас всегда есть возможность попасть в первую сборную, выиграть Олимпиаду, выиграть чемпионат мира. Если будете работать и пахать. Пахать и работать. Я всегда говорю, ты должен быть фанатом хоккея. Тогда всё будет возможно.

«РЕБЯТА ПОДНЯЛИ СВОЙ УРОВЕНЬ. НО ВПЕРЕДИ У НИХ ДОЛЖНА БЫТЬ БОЛЬШАЯ ЦЕЛЬ»

– Ещё один броский сценарий в жизни команды этого сезона – МЧМ. С какими чувствами провожали своих ребят в Баффало?

– Конечно, приятно, когда ребята попадают в сборную. И я скажу, что не за красивые глаза их туда взяли. Они действительно работали с самого начала, старались. И если игрок попадает в сборную, то это интересно: ты начинаешь следить за его развитием. Да, сам чемпионат мира не так удачно сложился для ребят, но они всё это почувствовали на себе, и это хорошая школа для них. Они увидели, что есть другой хоккей. Чемпионат мира – это другая интенсивность, другая борьба, другой уровень. Этот турнир дает толчок для ребят. И если ты правильно воспримешь все уроки, которые он тебе преподнес, тебя ждёт хорошая перспектива. Это всё равно опыт, хоть и негативный. Бывали же провалы, мы не всегда выигрывали МЧМ. После поражений игроки всё равно занимали свое место в большом хоккее. Так что это в любом случае была хорошая школа.

Я, например, вспоминаю, как в 2007 я работал со сборной на чемпионате мира в Швеции. Недавно вот чисто для себя посмотрел, освежил в памяти: в символической сборной того турнира были ребята, которые сейчас феерят в НХЛ – Патрик Кейн, Джонатан Тэйвз… И Лёша Черепанов. Большущий игрок. Вот сейчас вспоминаю… Жалко, что всё так сложилось, царство ему небесное! Очень сильный был хоккеист. Если бы сейчас он играл, то был бы в НХЛ и входил бы там в число звёзд. Великолепный игрок был…

– Что случилось с Чехией, на ваш взгляд? Первый матч на турнире – и сразу всё как будто обнулилось…
– Тяжело сказать. Мы с Петром Ильичом на эту тему разговаривали, тоже с ним согласен: в каждой серии, которую ты начинаешь, самым важным является первый матч. Тут очень тонкий момент – команду легко как перекрутить, так и не докрутить. Необходимо найти оптимальный сбалансированный вариант. Что-то более конкретное тяжело сказать, нужно находиться внутри команды. Брагин – хороший специалист, в его компетентности сомнений быть не может. Поэтому и трудно сказать, что произошло. Но я еще раз хочу сказать: этот негативный опыт тоже полезен.
– Как сильно сказался такой итог на дальнейшем состоянии ребят, когда они уже вернулись в «СКА-Неву»?
– Конечно, они приехали расстроенными, и у меня был с ними разговор. На ребят была сделана ставка, они это понимали. И сами они ожидали от себя немного другого. Сейчас они увидели, что такое хоккей хорошего уровня, при этом ноябрьскую серию они неплохо сыграли. Хоть это и не была целостная Канада, а сборные провинций. Но иногда нужно оступиться, чтобы затем прыгнуть вверх – такое часто бывает в спорте. Всё зависит от характера: одних поражения делают сильными, другие просто сдаются. Пожелаю ребятам, чтобы они всё произошедшее правильно поняли, восприняли и стали работать ещё лучше.
– Как ни крути, а огромный пласт игроков 18-19 лет прошел через вас в этом году. В перспективе это идеальный возраст для среднестатистического игрока «СКА-Невы»? Или всё-таки команда в ВХЛ должна быть чуть старше?
– Ну точно тут не сказать. Главное, что в клубе есть такое направление. Я пришел летом, когда уже началась подготовка к сезону, иначе, возможно, ещё больше молодежи бы взяли на сборы к себе. В плане физики всё равно разница есть между Высшей лигой и МХЛ. Это ощущается. Здесь приходится играть против мужиков, которые толкаются, которые уже с опытом, имеют габариты. Так что, возможно, стоило бы летом ещё человек 5-6 перевести на сборы в клуб ВХЛ. Но по ходу сезона мы, так или иначе, всё равно всех задействовали, провели с ними работу. Тем более, у меня два помощника отличных, которые хорошо знают и нашу команду, и ближайший резерв. Они здорово сработали, для меня это было большим подспорьем, благодаря чему было намного легче.

– То есть можно сказать, что следующим летом намного больше людей из молодежки будут тренироваться с вами?

– Да, можно посмотреть будет. У нас хороший контакт с молодежной командой, с Милёхиным (главный тренер «СКА-1946» – прим.ред.) часто общаемся.
– Сами часто матчи молодежки посещаете?
– Да, практически каждый матч, который здесь в комплексе проходит. Смотрим, следим. «Серебряные Львы», к сожалению, играют в другом месте, поэтому регулярно посещать их не удаётся. А с «1946» всё просто – у нас у самих тут тренировки, разборы, потом спустился вниз, посмотрел их игру. Но и «Серебряные Львы» тоже предоставили «СКА-Неве» хорошие кадры – Кныжов, Алтыбармакян, Полодян. Контакт тоже есть, конечно, но, скажу честно, сейчас не было времени, чтобы лично посмотреть на их команду. Часто перезваниваемся, договоренность, например, была по Кныжову: при любой возможности мы отпускали Колю поиграть за «Львов». И делал он это достойно, тренеры хорошую оценку ему ставили.

– Самый молодой дебют в сезоне был у Данилы Галенюка – человек родилсяуже в новом тысячелетии. Успели ли прочувствовать, чем он приглянулся СКА в Хантах?

– У парня, бесспорно, есть талант. И сам по себе он серьезно подходит к делу. Сейчас вот он ездил на турнир за юниорскую сборную. Мы его хотели хорошо подготовить к этому турниру через игры, но, к сожалению, он получил травму и пропустил большое количество матчей, лечился. Но задатки у него хорошие. Самое главное, чтобы оставался на земле и хорошо работал. Нормальный парень, он всё поймёт.

– Но этот сезон он в МХЛ уже, наверное, доиграет?
– Посмотрим. Сейчас турнир он может и не так удачно сыграл, средненько, но это ни в коем случае не влияет на наши планы. Пока он заявлен за молодежку, но, возможно, в плей-офф он и за нас сыграет.
– По ходу сезона, однако, в клуб вернулось несколько опытных игроков – Гребенщиков, Толузаков. Каковы мотивы? Просто это немного расходится с концепцией клуба.
– Ну это менеджмент работал по этому вопросу, мы с ними обсуждали. Эти ребята были уже в системе клуба, поэтому неплохо, я считаю, что им предоставили возможность совершить небольшую перезарядку, как говорят хоккеисты. Батарейки поменять, чуть-чуть перезагрузиться. Ребята нормальные. Тем более, они уже побывали в КХЛ и хотят туда вернуться. Ради бога, мы с радостью предоставим им возможность, дадим роль. Воспользуетесь – пожалуйста. У нас есть группа игроков, которая тоже где-то на подходе к КХЛ. Такое взаимодействие пойдет на пользу и им.

«СЁМИН – СИЛЬНЕЙШИЙ ХОККЕИСТ СВОЕГО ВРЕМЕНИ»

– Не раз замечал, что вы перед пресс-конференциями, бывает, общаетесь с лидерами движения активных болельщиков «Невы», обсуждая только что завершившийся матч.
– Общение с болельщиками, обратная связь с людьми – это всё обязательные вещи. В конце концов, мы играем для них. Здесь прекрасный стадион и когда выходишь на игру, на которую собирается полторы тысячи зрителей… Я очень благодарен за эту поддержку. Все ребята это ценят. Когда перед игрой говоришь о настрое, то всегда всё заканчивается словами о полном стадионе, что мы просто не имеем права плохо играть и проигрывать.Есть разные ситуации. Вот ты приезжаешь в другой город, и такого количества зрителей там нет. Полупустые трибуны. Совсем другая атмосфера. У нас в «Хоккейном городе» она отличная. Болельщики преданные. Они тут недавно ездили, встречали (улыбается). И в Рязань приезжали, и в другие города. Очень приятно ребятам это всё видеть.

– Стала ли для вас удивительной такая поддержка и внимание к клубу? Который даже в хоккейной иерархии города явно не на первом месте по значимости.
– Я рад в первую очередь. Именно это слово лучше всего подходит. Причем я вижу, что зрители не оставляют нас без поддержки даже если у команды игры не очень идут. У нас всё равно остаётся поддержка. То есть это не те люди, которые освистывают. От них идет полный позитив и это очень приятно.
– Получается, что ощущать такую поддержку, а не играть при пустых трибунах, чувствуя интерес к себе только от близких людей, – тоже немаловажный момент формирования хоккейной личности?

– Конечно! Когда игрок попадает в первую команду и играет при двенадцати тысячах, то он уже более менее готов к такому антуражу. Полторы тысячи это не двенадцать, само собой, но всё равно ребята привыкают к этому, у них вырабатывается ответственность. Ибо ты должен выходить и играть не спустя рукава, а в полную силу, потому что на твою игру приходят зрители. Скажу, что это очень хороший момент. Ведь если брать молодежные лиги в Канаде, то там битком стадионы по 6-7 тысяч. Когда ездили в свое время на Суперсерию, смотрел на это всё. Так что для молодых ребят это хорошая школа.

– Вы впервые в жизни оказались в ВХЛ. Что поразило в этой лиге больше всего?

– Я скажу, что в первую очередь хороший уровень. Если брать по командам, то нет такого, что есть настолько слабые коллективы, когда ты выходишь с мыслями, что можешь обыграть их на одном коньке. Достаточно посмотреть на прошедший регулярный чемпионат. Здесь каждая игра от ножа, проходных игр не было. За весь сезон, может быть, только со «Спутником» в Нижнем Тагиле. И то первая половина там была тяжёлая. Да, дальше забили восемь уже, но всё равно. В целом уровень команд в лиге достаточно близкий друг к другу, каждая игра даётся тяжело. Я думаю, что это тоже хорошо. Здесь у игроков нет времени расслабляться, они учатся настраиваться на каждую игру, готовить себя к этому. Чтобы правильно играть на всей дистанции.

– Согласитесь, что в Высшей лиге роль тренера в достижении конечного успеха несколько выше, нежели в КХЛ?
– Здесь и работа в какой-то степени другая. Даже если брать по отставкам: в КХЛ 3-4 игры проиграешь – тебе уже начнут задавать вопросы. В ВХЛ же у тебя есть возможность поработать, руководство видит, что бывают разные моменты по ходу сезона. В КХЛ тренеры находятся под заметно большим давлением. Ну и игроки, конечно, совсем другие.
Молодых ребят, если они хотят развиваться, ты настраиваешь возможностью попасть в КХЛ. Если игрок горит, работает – карты в руки! Таким ребятам можно всё простить. Самое главное, чтобы у него была воля. И цель. Для ребят молодых это очень важно – ты должен быть фанатом хоккея, потому что просто так в большой хоккей не попасть, даже если ты талант. Нужно работать и быть фанатом, тогда эту цель ты достигнешь. Только так, только через труд.

– Я был сильно удивлен, глядя на то, какое количество наставников в лиге вы знаете лично. Понятно, когда Фахрутдинов или Аверкин, но чтоб практически всех… Откуда вы знакомы с ними?
– Со многими более менее как-то пересекались, где-то кто-то играл раньше. Да даже и незнакомые если. Я считаю, что в тренерском цехе нормально такое общение – мы все едим один хлеб, поэтому уважение к каждому тренеру должно быть. Тренерская доля не так проста, как кажется на первый взгляд.

– С Мисхатом Кашафутдиновичем, кстати, после очной игры в Петербурге вы долго общались в тренерской.
– Нам есть, что вспомнить. Еще со времен московского «Динамо». Много хорошего у нас было в те времена. И в Москве мы встречались. Живем там, кстати, недалеко – два километра друг от друга. Нам с ним всегда есть, о чем поговорить, что повспоминать.

– Была ли за сезон такая команда, игру которой Вам было наиболее интересно разбирать в процессе подготовки? Наиболее индивидуальный коллектив, который был бы не похож на общий срез клубов.
– Интересно было с питерским «Динамо», конечно. Это дерби, чего уж. К сожалению, первую игру мы провалили. Но во втором матче в октябре мы играли неплохо, имели преимущество где-то. Но 0:0 и поражение по буллитам. Тогда было по-хорошему большое желание взять реванш. Мы готовились к той встрече и ребята в итоге выдали хорошую игру. Ещё и при полных трибунах всё происходило – семь тысяч… Просто великолепно было! От этого матча у меня хорошие воспоминания.

– Мне в тот вечер показалось, что это поражение, невзирая на набранное очко, оказалось для команды более болезненным, чем сентябрьские 0:5.
– Действительно, так и было. Мы были заряжены на победу, и она была где-то рядом. Одно дело, когда проигрываешь без шансов или игра как-то складывается не так. А здесь были и моменты, и всё остальное – но… Опять же: это хоккей. Нужно забивать – только тогда ты выиграешь.

– «СКА-Нева» пару раз всё-таки попадала в небольшие ямы – то, чего удалось избежать «Динамо». За счет чего, собственно, они и выиграли у вас гонку за первое место. Разница в возрасте – ключевая этому причина?
– Если в целом брать, то, конечно, «Динамо» по возрасту и поопытнее где-то, и помастеровитее. Оно и сыграло в этом плане действительно постабильнее. Я не скажу, что у нас по ходу сезона были пробелы. Проиграли где-то одну серию игр, но в плохом состоянии команда не пребывала. Были моменты, когда у нас с молодежки полкоманды выходило играть. Но я думаю это как раз хорошо. Конечно, проигрывать было неприятно, но молодым ребятам опыт в ВХЛ только на пользу. Просто когда ты уже привыкаешь выигрывать, и победы для тебя становятся таким хорошим стимулом, то каждое поражение, честно, тяжело начинает восприниматься. Ребята так же переживают. Но у молодых людей бывает такое, стабильности ещё не хватает, заряда на победу.

Ведь нам, возможно, приходится работать намного больше, чем другим – молодая команда как-никак. Но в этом и преимущество: за счет движения, за счет борьбы мы должны обыгрывать опытные команды. Потому что мастерства, если сравнивать с ними, у нас не на так много. Тот же «Сокол» – там опытные ребята играют, повидали КХЛ многие; конечно, мастерства у них побольше будет. Чтоб такую команду обыграть, нужно хорошо потрудиться.
– Кстати, о «Соколе». Насколько было значимо для ребят сыграть против такой знаковой фигуры, как Александр Сёмин?

– Я думаю, сыграть, да еще и против такого игрока для ребят было очень важно. Чего тут говорить, он в свое время был одним из сильнейших хоккеистов и в НХЛ, и в сборной, когда чемпионат мира выигрывали. Он очень здорово играл в том легендарном матче, когда вытащили финал в 2008. Он там герой был. Его немножко занизили как-то в прессе, слава другим досталась, а он слегка в тень ушел (улыбается). Но на самом деле Семин здорово сыграл тогда и благодаря его хорошей игре сборная и стала чемпионом. А что касается ребят, то им, конечно, было и интересно, и познавательно сыграть против него.

– К Вам никто не подходил после игры с мыслями «как он это делает, как с ним играть».

– Нет, мы акцент на этом делали при разборе еще. Говорили защитникам, что не надо на него нырять, потому что руки хорошие – обыгрывает. Дистанцию тоже нельзя давать – отличный бросок. Нужно работать с ним плотно и всё время контролировать перед собой. В большинстве разбирали: если дать большую свободу, то на пространстве он бросает очень здорово. Из таких вот моментов специфичных состояла установка на него. Ну и ребята сделали всё нормально.

все новости